20 лет назад, в 1998 году, в апреле месяце вышел единственный авторский альбом дуэта Page-Plant. В ознаменование этой даты, Дейв Льюис (фанзин Tight But Loose) поднял свои архивы и напомнил собственное оптимистичное ревью, напечатанное тогда в 13 номере журнала. Только что прошел концерт в Лондоне (25 марта, зал Shepherds Bush), вся пресса только и говорила о новом альбоме и туре. И вот этот исторический текст.

Walking Into Clarksdale — еще одна прогулка с Уолтером

Вопрос : В каком случае альбом Лед Зеппелин может быть непохожим на альбом Лед Зеппелин?

Ответ : В том случае если речь идет о Walking Into Clarksdale.

Да, это уж точно никак не “Лед Зеппелин-2”, как может быть хотелось ожидать  некоторым безрассудным головам. Поначалу, он оставляет слушателя в некотором замешательстве, но в конечном счете этот долгожданный новый студийный альбом продолжает глобальную традицию дуэта все время двигаться вперед. Они отказываются воспроизводить старые известные формулы, и вместо этого выбирают путь инноваций и неожиданных решений.

В принципе, это похоже на еще одну прогулку с Уолтером. Я пытаюсь провести параллели впечатлений от нынешнего альбома с их композицией Walter’s Walk, записанной весной 1972 года в студии Stargroves и в конце концов представленной публике на альбоме Coda. Эта запись представляет собой монолитную конструкцию, выделяющую её сразу из общего ряда. В ней такой напор, что поначалу он заслоняет её выразительное содержание. Но когда качество этого трека, его нюансы становятся очевидными, здесь-то всё и сходится. То же самое происходит и с Walking Into Clarksdale.

И хотя здесь нет очевидных, бросающихся в глаза цеппелиновских фраз, по всему альбому разбросаны тонкие намеки из их прошлого. Одна из радостей прослушивания — это находить эти элементы. Совершенно очевидно, этот альбом требует внимательного слушания и работы ума. Зато, после нескольких раз, всё потихоньку встает на свои места и все плоды этой напряженной работы (все 35 дней записи, если верить пресс-релизу) раскрываются перед вами.

Большая часть альбома носит меланхолическое, задумчивое настроение, представляющее песни с рефлективной лирической темой. В таких треках как When The World Was Young, When I Was A Child и Heart In Your Hand Роберт мечтательно возвращается к давно прошедшим событиям (“Губы твои шепчут ли имя моё, уста твои всё так же сладки на вкус?”). Эта лирика глубоко личная, самая личная из всего что он делал в последнее время. “Эмоциональные осколки” — так он описал темы некоторых песен для журналиста Mojo Мэтта Сноу.

У меня много воспоминаний о первых прослушиваниях их альбомов в прошлом — я могу абсолютно точно вспомнить где я находился когда первый раз слушал Physical Graffiti, Presence, Pictures At Eleven и др. И для нового альбома Пейджа-Планта также первый раз не стал исключением. Вот он я, закрылся в офисе TBL около 9 часов вечера, в холодную среду 98-го года в предвкушении нового альбома. Я знаю, что на протяжении ближайших месяцев эти песни станут сопровождением моей жизни. Моей и бесконечного множества других, таких же убежденных фанатов по всему миру.

Как только начал раскачиваться полуакустический грув Shining In The Light, я почувствовал огромное облегчение от того что наконец-то слушаю новую музыку дуэта Пейдж-Плант. Знакомые звуки гитары сочатся из динамиков, и этот голос, вступающий с куплетом… Вот я вновь в самой лучшей компании! И в самом деле, с первого раза действительно не услышал и не запомнил многое.

Сжившись с этой записью какое-то время, скажу что её превосходное качество более чем очевидно. В ней так много жизни и что более важно, она оставляет чувство абсолютной современности этой музыки. Это не музейный экспонат, как и подчеркивал Пейдж в недавнем интервью. Это новая музыка, способная встать в ряд с лучшими современными исполнителями, такими как The Verve. Согласитесь, мало кто из музыкантов с 30-летним стажем будет готов повторить этот подвиг.

Что касается музыкального продакшна, роль Стива Альбини похоже больше заключалась в достижении чистоты звука, чем в стремлении в крайность, как это было в его работах с The Pixies и PJ Harvey. Вокальные партии Роберта — подлинное наслаждение, голос звучит чисто, ясно и убедительно, вокал смикширован на переднем плане. Джимми, тем временем, похоже концентрируется на своем искусном владении звуком гитары, нежели на выплескивании бесконечных соло.

Кто-то может огорчиться отсутствием тяжелой гитарной артиллерии, но привыкнув к такой игре можно обнаружить утонченность и неожиданные сюрпризы в его исполнении, которые так радуют (например, быстрая смена гитарного ритма в заглавном треке). Майкл Ли (ударные)  вновь доказал свою уместность в этом составе, умело поддержаный бас-гитарой Чарли Джонса. Не считая эпизодического участия Эда Ширмана и Тима Уилана, базовый формат записи —  “четыре музыканта, живьем в студии”. Именно в таком составе они выходили на сцену в недавних концертах.

Выдающиеся моменты? Есть и такие. То как они жестко взрываются на припеве When The World Was Young, эти искрящиеся моменты в духе туров Зеппелин 1972 года. То как струнная аранжировка закрадывается в Upon A Golden Horse — эта песня со странным лирическим содержанием, проливающим свет на прозу Планта в его прошлых работах — несущая мощный кружащий звук напомнивший Four Sticks.

Please Read The Letter открывается рифом Пейджа а-ля Sick Again и переходит в повторяющийся шумный мотив вест-кост в стиле Moby Grape, где вокал Планта передразнивает стиль Роя Орбисона. Most High выглядит обособленно от остального альбома, её арабские мотивы как последний взгляд назад, к миру эпохи Unledded. Мне кажется как студийная запись она немного небрежно сделана, но имея в виду исполнение на концертах, у нее   есть шанс прозвучать и избавиться от некоторых недостатков.

Заглавная вещь — замечательная отсылка к симпровизированному рокабилли в традиции Candy Store Rock. C этой рваной сменой ритма, она бы легко нашла свое место на Presence. А второе соло на Телекастере — чистый восторг, напоминающий вибрирующий стиль игры Пейджа, который был слышан на последних записях Yardbirds (на память приходит Think About It).

Burning Up и House Of Love — в этих песнях наш гитарист жмет на педаль газа. Первая песня разукрашена скрипучим рифом — так и хлещет из динамиков, сопровождаемый ударами Ли по том-томам. Именно здесь Пейдж включается по полной, доказывая, если кому-то нужны доказательства, что такие соло он может выдавать даже во сне. Во второй песне Пейдж вступает с педалью “вау-вау”, восхитительно подкрепляя непрерывный ход ударных в поддержку мольбы Планта it’s just a little too much (“это немного слишком”).

Sons Of Freedom оснащена бескомпромиссностью Prodigy, но с более вальяжными ударными — неясно напоминает стиль Network News из сольного альбома Роберта Планта Fate Of Nations. Лихорадочно мечется, пока не перемелется в муку концовкой с перкуссией. Стоит заметить, что после этого трека на японском издании альбома есть еще бонус — Whiskey From The Glass. Это просто студийный джем, записанный в конце сессии. Он построен на синкопированном ритме песни Бо Диддли Mona. Пейдж включает реверберацию и сдвиг фазы, такой звук был в песне Rude World. Плант вступает экспромтом, но преждевременно исчезает на третьей минуте, видимо уже разогревшись.

Остается три песни, наиболее полно характеризующие вышеупомянутую меланхолию. Heart In Your Hand не сразу раскрылась, поначалу она казалась песней с альбома Криса Исаака. На самом деле это одна из лучших композиций альбома. Пейдж бросает искусные фразы в стиле Дика Дейла[1] на фоне голоса Планта, рефлексирующего по поводу собственных желаний. В общем и целом, в этой песне поймано настроение саундтрека — темного и тягостного.

When I Was A Child открывается запоминающимся реверберирующим тремоло. Затем вступает Роберт с навязчивым рассказом, отбрасывающим косую тень на его прошлое. Пейдж добавляет уместное сдержанное соло и в финале Плант импровизирует последние строчки с нежной тонкостью : “Знаешь, я пробирался в твой сад, когда был мальчишкой, когда был мальчишкой…”[2]. Один из лучших треков и одно из лучших исполнений Планта за многие годы.

И наконец Blue Train. Открывается медленно двигающейся линией баса и литаврами прежде чем вступает печальный вокал Роберта. Затем она взрывается в резкий динамизм Цеппелинов, а по ходу сопровождается  прекрасным протяжным звуком гитары в стиле Byrds. Такие нестройные гитарные соло — одна из квинтэссенций игры Джимми Пейджа. В конце Роберт ускоряет темп, “слышишь поезд печали, слышишь поезд печали”, прежде чем оборвать всё в концовке. В этой лирике отражается страсть и что-то личное, так близкое Планту, как наверное было в песне I Believe.

Для меня песни When I Was A Child и Blue Train можно поставить в один ряд с Ten Years Gone и Down By The Seaside. Обе они отражают уникальный эмоциональный динамизм, который всегда был характерен для их лучших работ.

Так заканчивается еще одна прогулка с Уолтером. Она требует времени и внимания, но несомненно здесь есть абсолютное качество, в этом долгожданном альбоме. С точки зрения работ Zeppelin, а особенно нынешнего сотрудничества Page & Plant, альбом Walking Into Clarksdale может стать одним из самых значимых во всей их карьере.

Dave Lewis, April 17, 1998.

P.S. Апрель 2018.

… альбом Walking Into Clarksdale может стать одним из самых значимых во всей их карьере.

Оборачиваясь в прошлое — это было очень смелое заявление. Этому альбому не суждено было стать значительным. По поводу этой музыки фаны до сих пор не пришли к единому мнению.

Слабая кампания по раскрутке альбома, отсутствие видеоклипов — того, что очевидно сделало успех предыдущей работы Пейджа — альбома Coverdale Page, всё это сильно повлияло на успех этого диска. Стоит сказать, большинство вещей по-прежнему здорово звучат — от легкой, с ветерком открывашки Shining In The Light к превосходной Blue Train (одна из лучших вещей дуэта как в рамках Zeppelin, так и вне его) и замечательно трогательной When I Was A Child — здесь по-прежнему есть чем наслаждаться. Только довольно громоздкие Burning Up и Sons Of Freedom не выдержали испытания временем.

Это странный альбом, он для ценителей — никогда в первых рядах, но когда я его ставлю он всегда попадает в точку, и как я уже говорил, он просто пропитан воспоминаниями о конце 90х. Walking Into Clarksdale прочный середняк среди классики жанра.

Я только что прослушал его и помимо того, что он замечательно звучит, он пробуждает волну личных воспоминаний, ностальгия 90х — Стамбул, Шеперд Буш, мой магазин пластинок Our Price Record, большие ярмарки Victoria Record Fair, встречи в пабе “Восточный монах”. Это была последняя возможность наслаждаться творческим союзом Пейджа и Планта. Прекрасные дни, в самом деле.

Послушайте заново Walking Into Clarksdale — я уверен, вы будете приятно удивлены!

Dave Lewis, April 11, 2018

Перевод — Олег Павлов, Апрель 2018

[1] Дик Дейл — американский гитарист 60х, король cёрф-рока, экспериментировал с восточной музыкой и реверберацией. (здесь и далее прим. переводчика).

[2] Плант играет словами wonder и wander, а также grow и garden



ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here