Журнал Hit Parader (США) № 285 июнь 1988 года 
Автор: Andy Secher

«Начиная заново»

Интервью с Робертом Плантом

Выпустив альбом «Now And Zen», бывший вокалист Led Zeppelin возвращается к своим роковым коням.

Сказать, что Роберт Плант легенда, это практически не сказать ничего. Начиная со бесподобных альбом и концертов в составе Led Zeppelin и заканчивая своими последними сольными достижениями, Плант способствовал формированию имиджа звучания каждого хард-рокового вокалиста, когда-либо подходившего к микрофону. Без сомнения, если бы в свое время этот парень не взял за привычку потряхивать своими бедрами, манерно отбрасывать волосы на сцене, и уж тем более без его фирменных адовых воплей и причитаний-завываний, не оставили бы свой след в рок-н-ролле такие певцы, как Дэвид Ковардейл, Роб Хэлфорд и Стивен Тайлер. Плант не растерял своей актуальности и по сей день. Его новая группа, в составе которой числится гитарист Даг Бойл, басист Фил Скрэгг, клавишник Фил Джонсон и барабанщик Крис Блэквелл – подарили Планту его самые энергичные и современные песни со времен безвременной кончины Zeppelin в 1980. Недавно мы встретились с харизматичным белокурым рокером для того, чтобы поговорить о его жизни, прошлом, настоящем и будущем, а еще о его новейшем диске, «Now And Zen».

Почему на своем новом альбоме ты решил заиграть нечто принципиально новое?

Роберт Плант: После распада Zeppelin, я решил изменить свой музыкальный стиль. Не хотелось петь в собственной стилистике 70-х. Начиналось новое десятилетие, и я был просто обязан соответствовать времени. Надо признаться, что мое восприятие времени менялось неоднократно. Да, можно было бы в легкую почивать на лаврах Zeppelin, но я решил уклониться от роли «Короля Позерного Рока», и как-либо развиваться. Я вижу, как тот же Дэвид Кавердейл, мной многолетний товарищ и друг, с легкостью продолжил когда-то начатое мной дело. Оно и понятно, этому парню тоже нужно как-то существовать (смеется).

Но на твоем новом альбоме хватает рока, в свое время прославившего Led Zeppelin.

В определенном смысле, да. Помню, как общался с одним своим другом в Нью-Йорке, отыграв в The Meadowlands на своем последнем турне, и он поинтересовался у меня: «Ну почему ты себя так изводишь?», после чего он посмотрел на поток машин проносившихся мимо, и добавил: «Неужели ты в одиночку собираешься перебраться на другую сторону дороги, прямиком через это движение?». Мы тогда посмеялись, но я задумался над его словами, и решил, что он прав. Чтобы стать другим, я решил сражаться, сопротивляться собственному прошлому. Я продолжаю создавать что-то новенькое, при этом все никак не могу отлепиться от прошлого. Могу сказать только одно, песни нового альбома меня полностью устраивают.

Как тебе работается с молодыми музыкантами, выросшими на твоих цеппелиновских песнях?

Мне очень понравилось. Эти ребята, также как и я сам, просто рвутся играть. Для нового альбома нами было подготовлено 15-ть песен, из которых мы выбрали только девять. Но работа спорилась исключительно благодаря их энтузиазму.

На паре песен также отметился Джимми Пейдж, твой старый товарищ.

Я был очень рад тому, что он заглянул в студию. Сейчас наши отношения стали лучше, чем 3-4 года тому назад. А еще я отметился на одной песне с его готовящегося к выходу альбома. Что интересно, Джимми относится к прошлому более серьезней, чем я. Когда я сказал ему о том, что решил вставить в концовку песни «Tall Cool One» фрагменты цеппелиновских вещей, он посмотрел на меня с каким-то недоверием.

В прошлом году поползли слухи о возможной реформации Zeppelin, насколько все это было правдой?

Дело в том, что затишье на том или ином музыкальном фронте дает повод газетчикам распускать слухи о возможном раскладе событий. Приятно осознавать, что некоторые до сих пор ждут воскрешения Zeppelin, но если говорить о реальном воссоединении, то лично я искренне сомневаюсь, что это когда-нибудь может случиться. На данном этапе своей жизни меня это волнует в наименьшей степени, при этом я дорожу собственной независимостью. Прошло уже несколько лет, и мое отношение как к Zepp, так и к нашему песенному наследию несколько изменилось. То есть я уже не питаю былого благоговейного трепета.

Неужели на своем грядущем турне ты откажешься от исполнения классики Zeppelin?

Мы будем исполнять песни всей моей музыкальной карьеры. Я уже говорил о том, что пока я продолжаю уважать песенное наследие Zeppelin, это наследие выпадает из категории «неприкасаемого». Одним словом, старые песни лишь добавят нам количество публики в зале.

Как относишься ко всем тем группам, которые явно «попиздили» цеппелиновские идеи в стремлении добиться собственного успеха?

Кто меня реально удивили, так это ребята из группы The Beastie Boys. Они вставили сэмпл нашей «Когда Платина прорывается» в одну из своих песен. Послушав их «изыскания», я подумал: «Если эти придурки рискнули на такое, значит в этом есть определенный смысл, не так ли?». Вспоминается еще такая группа, как Whitesnake. Я рад, что Дэвиду удалось сделать карьеру. Но с учетом нашего многолетнего знакомства, подозреваю, что сейчас ему будет неловко смотреть мне в глаза. Тем не менее, он настоящий джентльмен. Подозреваю, что позерных вокалистов на сцене всегда будет навалом.

Когда планируешь возобновить гастрольную деятельность?

Уже в ближайшее время, причем хочу, чтобы в этот раз турне продолжалось как можно дольше. Я не проводил затяжных туров с 1975 года. Почти все мои последние гастроли по той или иной причине были короткими, но в этот раз я хочу, чтобы тур продолжался до тех пор, пока я не начну умалять моего менеджера прекратить давать концерты. Одним словом, хочу укатать себя по-полной.

Какую старую песню ты больше всего любишь исполнять, и какую петь уже просто достало?

Если выбирать из зеппелиновских песен, всегда с удовольствием пел «The Wanton Song». В свое время мы сочинили эту вещь не по воле души, о по воле нашей животной, самцовой природы, и я с удовольствием пел эту вещь на любом концерте. Что интересно, без особого восторга я бы сейчас спел для вас «Лестницу в небо». Я помню, как однажды сочинил эту вещь на пару с Пейджем, сразу было понятно, что это нечто особенное. Но многолетнее концертное исполнение, фактически обесценило для меня эту песню. На репетициях мы бывало играли нашу «Лестницу» в стиле регги, и в такой форме мне хотелось даже исполнить ее на сцене, но Пейджи никогда бы меня в этом не поддержал.

Мне кажется, что сейчас, на данном этапе своей карьеры, ты всем доволен и во всем уверен.

Вполне, а почему бы и нет? Играю любимую музыку с молодыми талантливыми музыкантами, имею возможность выступать, вновь выходить на сцену. Надеюсь, что всего этого будет вполне достаточно для того, чтобы дышать и жить полной грудью.

Перевод — Дмитрий Doomwatcher Бравый 03.01.18

Оригинал интервью:



ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here