Музыкальная газета New Musical Express (Англия) 4.04.1970г.
Автор: Ritchie York

Интервью с Джоном Пол Джонсом (Led Zeppelin)

Самым ярким моментом 1969 года лично для меня стало знакомство с Led Zeppelin, новейшим оружием Британии в войне с американским роком. Под конец года, Led Zeppelin, группа, все кроме Джимми Пейджа, практически неизвестных музыкантов, стала самой важной молодой командой со времен The Beatles, перекрывающая по своей популярности даже Cream.

Led Zeppelin раскрутились после распада Cream, а Хендрикс пал жертвой мечтаний о раскормленном величии. На тот момент в музыке мало что происходило, и даже критики были равнодушны к Zepp.

Даже сейчас среди рок-критиков очень модно поносить Led Zeppelin и называть их не иначе, как «ватагой шумных чудаков из Англии». Эту группу в упор не видят даже самые уважаемые рок-критики. Но оценить эту группу по достоинству, со всей серьезностью, не могли изначально. Их считали всего лишь очередной блюзовой командой из Англии. Конечно, в составе этой группы играл гитарист из The Yardbirds, но это был парень отнюдь не уровня Джеффа Бека. Скептицизм, равнодушие, элементарное невежество. Между тем, Zepp появились, нанесли свой мощный удар и оставили в чартах обломки хард рокового урагана.

В январе 1969 ребята получали за один концерт всего-то 250 баксов, а уже к четвертому туру их гонорар вырос до 25000$. И альбомы тоже не подкачали, и к Рождеству перевалили отметку за один миллион проданных копий. Один только сингл «Whole Lotta Love» подобрался к миллионной отметке. Новое турне, по предварительным оценкам, должно принести группе прибыль не менее 800000$.

Сейчас будущее рока находится в руках Джимми Пейджа, Джона Бонэма, Роберта Планта и Джон Пол Джонса. Никто не станет спорить с тем, что Led Zeppelin самая популярная группа в мире, помимо The Beatles, а остались ли Битлы полноценной группой, это просто никто сейчас не знает.

Недавно, у меня появилась возможность поболтать с каждым музыкантом Led Zeppelin в Торонто, а потом собрать все четыре интервью в один блок. Начнем с басиста Джон Пол Джонса, одного из самых техничных музыкантов в своем жанре.

Чем занимался до прихода в Led Zeppelin?

Джон: По большому счету тупо прозябал в разных лондонских студиях. Джимми сея чаша тоже не миновала, но в итоге он вырвался и влился в состав The Yardbirds. Перед попаданием в группу я сочинял аранжировки и занимался прочей студийной работой. Однако это было лучше, чем сидеть и выслушивать чужие директивы.

Я активно сотрудничал с Донованом. Принял участие в «Sunshine Superman». Появился на сессии и в конечном итоге аранжировал эту песню. Приглашенный до меня аранжировщик оказался совершенно не компетентным типом. Я начал с того, что привел в порядок ритм-секцию, после чего мы продолжили работу.

Песню «Mellow Yellow» я записал «в одно лицо», и конечным результатом остался вполне доволен. Для меня это было такое не стандартное «сессионное задание».

Удивил ли тебя успех Led Zeppelin?

Да, я удивился масштабам этого успеха. Продолжительная карьера, многочисленные взлеты и падения в конечном итоге приводят к прорыву. Когда целенаправленно собираешь группу, которой в дальнейшем не будут вставлять палки в колеса, слушателю главное получать хорошую музыку, хотя и определенная доля профессионализма тоже важна, грамотная рекламная политика, все вместе дает хорошие шансы на прорыв. Но каким будет успех, предсказать невозможно. Мы же добились просто невероятного успеха.

Стоит ли считаться с тем, что после распада Cream на рок-сцене образовалась некая пустота, постоянная нехватка реально тяжелой команды?

Чисто с популистской точки зрения это вполне предсказуемо и даже неизбежно. Да, мы заполнили этот пробел, но также свою роль играют и множество других факторов.

Я считаю, что музыкальному бизнесу понадобилась новая группа, так как Cream начали явно топтаться на месте. В этой группе царил разлад. Группы с хорошими песнями добились успеха, но никто такую музыку по достоинству не ценил. Группа должна быть не просто хорошей, она должна играть хорошие песни и иметь хорошую рекламу. То есть важны оба фактора.

Насколько хорошо музыканты вашей группы ладят между собой?

Хорошо, и это с учетом того, что мы все очень разные. Роберт и Джон играли вместе в одной бирмингемской группе. Хотя тесного музыкального сотрудничества между собой до появления Led Zeppelin ни у кого не было. Мы тупо собрались в какой-то каморке, начали играть и поняли, что умеем прекрасно взаимодействовать друг с другом.

Твои басовые влияния?

Этих басистов не так уж и много, ведь только совсем недавно бас начал приобретать на пластинках хоть какую-то роль. Помимо очевидных джазовых влияний, как и у любого хорошего джазового басиста… одно время я играл на органе, до тех пор, пока уже не смог переваривать любых музыкантов и был вынужден вернуться к рок-н-роллу.

Я слушал многих джазовых басистов, и это повлияло на мою сессионную работу. Не стану лукавить, я увлекся басистами Мотаун, и для меня это просто неизбежное влияние. Любой басист абсолютно в любой рок-группе играет какие-то басовые фразы в стиле Мотаун, как бы он при этом не отнекивался.

Неужели некоторые музыканты стыдятся басовых влияний Мотаун?

Да, звучание Мотаун подкупило меня настолько, что я познакомился с несколькими басистами, но имен вам не назову, уже просто не помню. Мотаун стал для басистов настоящим раем, а все из-за развития технологии записи, когда на пластинке можно было расслышать каждую басовую ноту.

Басисты студии Motown были просто убойными музыкантами, что интересно, часть записей Мотаун в итоге воспринималась как концерты для басистов.

Как оцениваешь игру Джека Брюса?

Замечательный басист. Я не в восторге от его звучания, но, как говориться, дело вкуса. Конечно, у меня, как у басиста, свое представление о том, как бас должен звучать на записи. Хотя мне нравится пластинка Брюса «Песни для трейлера».

Что скажешь о басисте Поле МакКартни?

Он просто идеален, при этом никогда не лажал. Он всегда играл правильно, даже с учетом его очень рационального стиля. Он очень вырос как басист с начала битловской карьеры, вплоть до дня сегодняшнего. У него очень красивые партии.

Как оцениваешь Рика Грейтча?

Мне он не знаком.

За последние пару лет роль бас гитары очень сильно возросла.

Раздосадованные басисты говорили инженерам записи: «Вам придется выделить бас». Потом у них возникали претензии к тем, кто занимался сведением. Все потом что можно записать бас, после чего просто «потерять» его на пластинке. Микшеры начинают ворчать и говорят, что при прослушивании, люди, обычные слушатели, все равно на пластинках, бас не выделяют, а пользователи современных звукоснимателей будут подпрыгивать при каждом ударе по самой толстой басовой струне.

Я ценю вклад Кассиди, и он продолжает удивлять. Этот мастер делает просто невероятные бас гитары.

Если ты слышал альбом «Abraham Martin and John» Mom Marbley, то должен согласится, что бас там звучит просто фантастически.

Нет, я эту запись не слышал. Из пластинок Мотаун мне больше всего понравилась «I was Made To love Her» Стива Уандера. Когда она вышла, я просто обалдел.

 Наверное, ты один из тех редких слушателей, которые очень внимательно слушают басовые партии на новом альбоме.

Это чисто фишка басистов. Я обратил внимание на партию баса, впервые услышав песню Фила Апчерча «You Can’t Sit Down». В ней есть убойнейшее соло, да и сама песня очень хороша. Очень простая по музыке партия, но при этом очень яркая.

Имея столько лет сессионной работы за плечами, как сейчас ты чувствуешь себя в составе Led Zeppelin?

Напряженно, но ничего с прошлой загруженностью работой. Сессионщик как музыкант не фига не развивается, вот что самое ужасное. Постепенно превращаешься в востребованного сессионного музыканта при этом лишенного воображения.

Одно время я был единственным английским басистом, настоящим знатоком Мотаун, поэтому мне часто поручали переигрывать чужие песни. Я чуть не плакал, слыша, как поганят оригиналы, как по музыке, так и по звуку.

Английская сцена сессионных музыкантов уникальна тем, что каждый наемник играет строго только на одном инструменте, а если ты «многостаночник», тебя «рвут» на все сессии подряд?

Верно, но без особой специализации, что меня удивляло больше всего. Для музыканта, играющего на разных инструментах, открываются безграничные возможности. Каждая пластинка, записанная в Англии… Петула Блэк выступающая перед американцами. Помню один день, сначала запись на студии Decca с группой The Bachelors, потом Литтл Ричард, который появился для того, чтобы отработать пару английских сессий. Это было просто убойно.

Наверное, сначала тебе было трудно, когда Led Zeppelin воспринимали строго как группу Джимми Пейджа?

Ну, если бы Джимми был чертовски не уверенным в себе музыкантом, и рвался стать звездой, в итоге он нанял бы менее профессиональных музыкантов, поехал в тур и «зазвездился». Все ребята в нашей группе понимали, что имя Джимми сначала нам очень помогало. Конечно, это имя подарило нам массу возможностей. Как только ты это понимаешь, и осознаешь, что это дало тебе работу, все выравнивается.

Я играю на басу уже 10 лет, а на гастролях я с двух летнего возраста, мои родители также занимались музыкой, участвовали в одном варьете, а еще в музыкальной комедии. Когда мне было 17-ть, я играл в профессиональной группе с Джетом Харрисом и Тони Миханом.   

Что можешь сказать о Роберте Планте?

Уникальный вокалист. Мы все уникальны, только Роберт уникален по-своему. Никого другого на месте нашего певца я себе просто не представляю. Просто не могу. Роберт есть Роберт, больше мне нечего сказать.

Как оцениваешь Джона Бонэма?

Среди английских барабанщиков, Джон – это «Находка года». Что-то не могу припомнить ни одного ударника столь же высокого уровня. Лично для меня совершенно ясно и понятно, почему мы все собрались в одной группе. Мы все подходим друг другу. Стоит только одному из нас уйти, и группа распадется, потому что это будут уже не Led Zeppelin. Каждый музыкант нашей группы просто незаменим.

Что скажешь о Джимми?

Я высоко ценил Джимми много лет. Мы оба выросли в Южном Лондоне и с давних времен мне нахваливали Джимми и говорили: «Сходи послушай Нила Кристиана и его «Крестоносцев», у них просто убойный гитарист». Я услышал игру Джимми раньше Клэптона и Бека.

Именно Джимми нахваливал мне Клэптона и просил его послушать. В нашей группе мы все восторгаемся друг другом. Мне не верят, когда я об этом говорю, но так оно и есть.

Как ты оцениваешь нарастающую популярность английских групп, задвигающих в чартах американские?

Американцы – лентяи. У них такая политика: «плыви по течению успеха, и все будет путем». Никудышные группы раздражают слушателей, потому что считают себя королями. Хорошие группы сдают свои позиции, сочиняя замечательные песни, и с ними происходит тоже самое, что и с лучшими английскими группами.

Как считаешь, может сейчас в американские чарты накатывает вторая волна «английского вторжения»?

Когда английские группы вторгаются в американские хит-парады, это как бы доказывает то, что штатовские группы так себе. Американским группам надо посмотреть на себя, переоценить свою музыку, а если они достаточно хороши, тогда делать этого не стоит.

Стоит американским музыкантам проанализировать свое творчество, и они поймут, в чем загвоздка. Они вполне в состоянии собраться и отвоевать утраченные позиции.

Перевод — Дмитрий Doomwatcher Бравый 10.01.18

Оригинал интервью:



ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Я ознакомлен и согласен с Политикой конфиденциальности *