Журнал Hit Parader (США) 1985г
Автор: Winston Cummings

«Дело Чести»

Интервью с Джимми Пейджем

Редкая группа в последние годы удостаивалась такого же пристального внимания, как это выпало на долю The Firm. Причина подобной шумихи в СМИ очевидна – два музыканта, а именно Джимми Пейдж и Пол Роджерс. Вечный затворник Пейдж в особенности вызвал интерес фанатов где бы то ни было. Но с момента распада Led Zeppelin почти пять лет тому назад, этот легендарный гитарист фактически ушел в подполье. Сегодня, Пейдж наконец-то готов рассказать, что с ним творилось последние годы, и как на сцене появилась группа The Firm.

Джимми, Led Zeppelin не стало, и ты превратился в натуральную невидимку, чем все это время занимался?

Джимми: Честно вам скажу, я не знал чем себя занять. Можно сказать, что я потерял свое лицо, как музыкант и как личность. Для меня наступил дрянной жизненный период, при этом я существовал в какой-то пустоте. Чем занимался? Строил студию звукозаписи в Англии, при этом реально боялся принимать участие в каких-либо новых музыкальных проектах, а почему, сам не пойму. Так и болтался пару лет пока не подвернулась возможность поучаствовать в благотворительных концертах ARMS, с перечислением денег в фонд Ронни Лейна. Три года я вообще не прикасался к гитаре. Да, периодически поигрывал с друзьями, но при этом ничего серьезного. Возвращение на сцену разожгло во мне желание по-настоящему вернуться в музыку.

Расскажи о формировании группы The Firm.

Я пытался наладить сотрудничество с Полом еще несколько лет тому назад, но постоянно что-либо мешало. В тот временной период Пол записывал свой сольник, «Cut Loose». Когда благотворительные концерты ARMS должны были прокатиться по Америке, я позвонил Полу, и поинтересовался, не хочет ли он в рамках этого мероприятия поиграть со мной. Я знал о том, что Джефф Бек собирается поработать с Дженом Хаммером, и честно вам скажу, выходить на сцену в одиночку, у меня не было ни малейшего желания. Меня пугала только одна мысль оказаться одному в свете прожектора. Пол пообещал подумать над моим предложением, и через несколько дней «дал добро». Американские концерты прошли просто прекрасно, и когда все закончилось, я спросил, не хочет ли он продолжить наше музыкальное сотрудничество, и он с радостью согласился. Вот так и заработала наша «Фирма».

Как тебе работается с Полом по сравнению с Робертом Плантом?

Сравнения здесь фактически неуместны. Оба по своему хороши, только вот относятся к работе, творчеству, по-разному. Пол настолько хороший певец, что порою его талант пугает. На мой взгляд, в плане вокальной техники он скорее получше Роберта. Это певец мастерски умеющий контролировать собственный голос. Он прекрасно знает свои способности, и умеет добиваться поставленной цели. На паре песен с нового альбома, он делал так, подходил к микрофону и записывал свою партию с первого же дубля. Мне же оставалось только удивляться.

Как ваша парочка наладила сотрудничество с басистом Тони Франклином и барабанщиком Крисом Слэйдом?

Наша группа формировалась можно сказать в муках. Крис всегда нравился мне, как барабанщик, но в момент формирования группы, он гастролировал с Дэвидом Гилмором. Тогда же я частенько играл с Рэтом Скабисом из группы The Damned, и он прекрасный барабанщик. Потом появился такой парень, как Билл Брафорд, как ударник полная противоположность Рэту. Он больше технарь, чем рок-н-ролльный барабанщик. Мы отлично поиграли, но с возвращением Криса, стало понятно, что именно этот парень подходит нам лучше всего. Мощный ударник, как раз именно то, что мы искали.

Что расскажешь про Тони Франклина?

Я познакомился с Тони, когда сотрудничал с Роем Харпером, это было тогда, когда я ждал, когда же Пол даст свое согласие на участие в The Firm. Мы джемовали с Пино Поладино, который одно время играл на басу в группе Пола Янга. Пино прямо таки рвался стать «фирмачом», но был связан контрактными обязательствами с Янгом, а нам не хотелось вставлять палки в колеса чужой карьеры. Когда Пино ушел, я позвонил Рею и спросил, не отпустит ли он Тони в нашу компанию, поиграть с нами. И когда он пришел, стало ясно, именно этот парень нам и нужен.

Джимми, как думаешь у The Firm большое будущее?

Я был бы не против, если бы наша карьера продолжалась и развивалась, при этом, на мой взгляд, мы только начинаем превращаться в полноценную команду. Изначально, мы с Полом планировали нашу «Фирму» не более, чем одноразовый проект, но сейчас стало понятно, на что мы способны, как на концертах, так и в студии, поэтому перспективы дальнейшего карьерного роста вполне очевидны. Мы все вольны участвовать в других проектах, но для нас с Полом гораздо важнее работать в полноценной группе. Мы ценим таланты друг друга, и наслаждаемся совместной работой, при этом совсем не хочется останавливать то, что имеет такой большой потенциал.

Мы все посмотрели клип на песню «Radioactive». По сути это первый клип с твоим участием со времен кончины Zeppelin. Как тебе снималось в первом сольном видеоклипе?

Тут стоит сказать, что я в этом деле далеко не новичок и в свое время занимался микшированием и подготовкой музыки к фильму «Песня остается Неизменной». Да, это было давно, но представление об этой сфере деятельности, скажем так, не изменилось. Я никогда не считал себя актером, и не считаю, но мы с Полом решили за счет этого видео укрепить положение The Firm, как самой группы, так и играющих в ней музыкантов. И самый легкий способ саморекламы сегодня, это съемки видео, что мы и сделали. Я знаю, что часть слушателей и зрителей решит, что после впечатляющей карьеры Zeppelin, выпуская видео и сингл «Radioactive», я выставляю себя этаким лицемером. Но для меня было намного важнее иметь возможность заявить о себе. Эта группа очень важна для меня, и хочется, чтобы фанаты, которые все эти годы поддерживали меня, знали, что мой запал не иссяк, никуда не делся.

Можно сказать, что с годами твое отношение к фанатам изменилось, ты стал намного мягче. Во времена Zeppelin ты особого внимания на них не обращал, а теперь на концертах разговариваешь, общаешься с публикой.

Это верно. Категорически не согласен с тем, что я как-либо «кидал» фанатов во времена Zeppelin, просто я сам по себе человек стеснительный, и иной раз мне трудно идти на общение. Короче говоря, за общение с фанатами больше отвечал Роберт. Но сейчас я понимаю, что наши поклонники очень дороги мне. Теплый прием публики на концертах ARMS подтолкнул меня продолжить музыкальную карьеру. В этом плане фанаты сыграли неоценимую роль, и я понял, что они совершенно искренне переживают за меня. Ведь они хотели, чтобы я вернулся, хотели видеть меня с гитарой в руках. Вот что для меня самое главное, из всего пережитого. И когда я думаю об этом, хочется идти дальше, и творить.

Перевод — Дмитрий Doomwatcher Бравый 01.04.18



ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here