Jeff Ocheltree with green sparkle Ludwig kit of John Bonham

 

Журнал Modern Drummer

Перевод: Александр, www.drumspeech.com

В те далекие времена, когда еще не было такой профессии как барабанный техник, человек, в обязанности которого входили перевозка и установка оборудования гастролирующей рок-группы, был еще и первым приятелем звездного состава. Поговорим об одном из таких невоспетых героев.

Jeff Ocheltree
Jeff Ocheltree

Джефф Очилтри [Jeff Ocheltree] начинал как работник технического персонала рок-группы и был одним из первых в профессии барабанного техника. Со временем, Джефф пошел дальше применив свой опыт и знания в создании эксклюзивных серий барабанов: разработанные совместно с Paiste малые барабаны Spirit of 2002 и S-Bronze с бесшовными литыми корпусами из бронзы переработанных тарелок серии Signature; ударные установки Phantom Steel (малый барабан Jeff Ocheltree 5×14 Phantom Steel использует Стив Смит, прим. переводчика) и многое другое.

Но до того как заняться производством барабанов, Джефф работал со многими барабанщиками высшего ранга, включая Билли Кобэма [Billy Cobham] в период Mahavishnu Orchestra и сольных работ, Джона Бонэма [John Bonham] из Led Zeppelin. Сейчас Джефф барабанный техник Стива Смита [Steve Smith].

Vinnie Colaiuta, Jeff Ocheltree & Steve Smith
Vinnie Colaiuta, Jeff Ocheltree & Steve Smith

Как ты повстречался с Джоном Бонэмом?

Это случилось как раз после распада Mahavishnu Orchestra в 1974-м году, я был в турне с новой командой Билли Кобэма. Они играли в Лондоне на Crystal Palace Bowl Party, и кто-то подошел ко мне и сказал — «С тобой хочет поговорить Джон Бонэм». Помню, что Джон приветствовал меня словами — «Любой, кто работает у этих парней заслуживает пивка!» Ха ха. Мы продолжили общение в таком стиле и пропустили немного холодненького.

А Led Zeppelin там выступали?

Нет, Джон пришел посмотреть на Билли Кобэма, Либерти Девитто [Liberty DeVitto] и Кармина Эпписи [Carmine Appice]. После этого мы виделись когда Zeppelin приезжали в Лос-Анджелес на запись, выступления или просто развеяться. Они всегда ходили в заведение Rainbow Bar&Grill, своеобразную питейную мекку рок-музыкантов.

Позже, в 1975-м, Джон вернулся в Лос-Анджелес, у него было сломано запястье, и он расслаблялся в Beverly Hilton hotel. Мы сходили как-то в Rainbow, где я рассказал ему о своей работе над совершенствованием малых барабанов custom Gretsch. Я хотел их показать ему, хотя и знал, что он влюблен в свои Ludwig. Джон не проявил интереса к малым Gretsch, но был заинтригован фактом, что я работал над ними. На следующий день пригласил меня в отель и предложил поработать с Led Zeppelin. Я отдавал себе отчет, что Джон выдающийся барабанщик, но на тот момент я был счастлив возможности работать с Кобэмом.

А ты преданный работник.

Верно, работа с Билли один из самых невероятных опытов в моей жизни. Я многому у него научился, да и к тому же в то время не было опытных барабанных техников, учиться было не у кого. Весь мой путь состоял из проб и ошибок, умение настраивать барабаны росло с каждым туром.

Billy Cobham
Billy Cobham

Мы пробовали вещи, которые до нас никто еще не делал. Для нас это много значило — выжать из установки ее наилучшее звучание. Возили с собой собственные микрофоны и прочее.

Джон как-то наблюдал, как я настраивал установку Билли, и нашел смешным, что барабанщику требуется специальный человек для настройки инструмента. Но оценил тот факт, что помимо настройки в мои обязанности входит забота о инструменте: я следил за трещинами, чтобы ничего не потерялось и т.п.

Так когда ты стал работать с Бонэмом?

В начале 1977-го. Участвовал в записи Physical Graffiti, пока был в Англии. А в 1979-м ездил в тур In through the out door. Ну а так, персонал Zeppelin принимал мало участия в записи альбомов, всю основную работу я выполнял в турне.

Технический персонал в Англии немного отличается от персонала в штатах. Не хочу никого обидеть или проявить неуважение, но у нас больше работают с инструментом, на сцене все должно быть идеально, а они больше заботятся о самом барабанщике. Обычно это хорошие приятели барабанщика, дружеские узы важнее профессиональных навыков.

На какие темы вы общались как приятели?

Было здорово общаться с Джоном на темы барабанов и барабанщиков. Мало того, что каждый день он ослеплял меня своей игрой, но лучшие моменты — это когда мы вдвоем слушали записи и обменивались мнениями. У него была обширная музыкальная коллекция — блюз, фолк, рок, фьюжн. Можно сказать, он слушал все, и особенно — джаз. Джаз был любимым стилем.

Несомненно, Бонэм — роковый барабанщик, но он мог и свинговать. Очень любил игру Макса Роуча [Max Roach] и Элвина Джонса [Elvin Jones], а также отца фанка — Клайда Стабблфилда [Clyde Stubblefield], ветерана детройтской сцены фанки-джаза 50-х — Бенни Бенджамина [Benny Benjamin]. Влияние их стиля чувствуется в игре Джона, куда помимо фанкового грува он добавил подход игры на бас-барабане Кейта Муна [Keith Moon] и энергичные фишки Джинджера Бэйкера [Ginger Baker].

Много рассказывал, как начинал в своих первых группах Terry Webb and The Spiders, The Blue Star Trio, The Senators, A Way Of Life, The Nicky James Movement, Steve Brett and the Mavericks, Crawling King Snakes(с Робертом Плантом) и Band Of Joy (с Робертом Плантом). И создав себе репутацию, работал сесcионным барабанщиком у Тима Роуза [Tim Rose] и Джо Кокера [Joe Cocker]. В 1968-м ему позвонил старый приятель и друг детства — Роберт Плант [Robert Plant] и после долгих уговоров Джон взошел на борт The New Yardbirds , в октябре того года сменившего название на Led Zeppelin.

Band of Joy
Band of Joy

Поначалу они столкнулись с проблемой низких гонораров в Англии и уже в декабре отправились в короткий тур по штатам разогревать Vanilla Fudge и Iron Butterfly. Где он познакомился с Кармином Эпписи [Carmine Appice], который представил его компании Ludwig Drums, на их барабанах Джон играл всю карьеру.

Я считаю, что своим успехом группа во многом обязана агрессивной, мощной игре Джона с упором на бит, с присутствующими в ней изящными моментами. В связке с низкой басовой линией Джона Пол Джонса [John Paul Jone’s] — идеальная основа для парящих партий блюзовой гитары и высокого вокала.

John Paul Jones
John Paul Jones

Запутанные ритмические рисунки Джинджера Бэйкера или летучие заполнения по томам Митча Митчелла [Mitch Mitchell] — всё это не свойственно Джону. Запись Led Zepplin «BBC Sessions» сменила ориентиры в рок-музыке. Подобно Бэйкеру и Митчеллу, подогнавшим джазовые стандарты под рок, он в свою очередь упростил их манеру игры в хэви-рок стандарты. Именно он повлиял на то, что быстрые двойки и триоли на бас-барабане, простые, но очень мощные проходы по томам и громкая акцентированная игра в тарелки крэш и райд, стали очень популярными.

Джон любил говорить на барабанные темы, только никто этого не делал — пресса видела в нем рок-звезду, что просто сводило его с ума. Никто не спрашивал, к примеру, пяткой или носком он играет на педали бас-барабана, или кто из барабанщиков оказал на него влияние. Он играл так и так, в основном носком, а список повлиявших на его игру барабанщиков куда более изысканный, чем можно было бы предположить.

Джон практиковался?

Да, но подходил к этому благоразумно. Сам по себе это был очень собранный человек, в барабанах самоучка. Подбирал вещи, что слышал на записях и по радио.

Стив Смит как-то говорил мне, что в соло из «Moby Dick» чувствуется дух Макса Роуча из «the drum also waltzes». Ну, еще бы, я то знаю, что Джон многое взял у него.

В чем заключалась твоя работа перед выступлением?

Джон терпеть не мог, когда кто-нибудь трогал или слонялся вокруг его установки до шоу, и тем более перед записью. В мои обязанности входило установить и настроить. Джон проверял нижние пластики, не перетянул ли я их, хе хе. Он всегда перепроверял мою работу, а обычно сам настраивал, и ему это очень нравилось. Надо отметить — у Джона отменный музыкальный слух и понимание того, как должна звучать ударная установка. Прибавьте сюда прекрасное звукоизвлечение, не делая сильных ударов, Джон мог заставить звучать барабаны очень громко, он знал куда и как бить.

Не могу с полной уверенностью сказать, что он ценил меня как барабанного техника, но это был очень добрый и открытый человек. Вот, к примеру, подарил мне одну из своих установок цвета silver sparkle, на ней записывались некоторые альбомы Zeppelin. А вообще, работа была сопряжена с постоянным стрессом, Питер Грант [Peter Grant] — жесткий и требовательный менеджер группы.

Bonham's Ludwig Silver Sparkle
Bonham’s Ludwig Silver Sparkle

Расскажи про установку Бонэма.

У него была Ludwig stainless-steel установка, с пластиками Remo Emperor coated, а его акриловая установка Vistalite янтарного цвета (именно на ней играет Бонэм в известном концертном фильме Led Zeppelin «The Song Remains The Same» 1976-го года, прим. переводчика) комплектовалась пластиками производства Ludwig, а затем Remo Black Dot. Ни одна из них не использовалась в студии. Альбомы записывались на деревянном Ludwig с пластиками Ambassador или Emperor Coated.

Bonham's Ludwig Amber Vistalite Kit
Bonham’s Ludwig Amber Vistalite Kit

Размеры:

26″ bass
13×13″ top tom
16×16″ & 18×18″ floor tom

Изменения в позднем варианте, акриловая установка Vistalite:

15×15″ top tom
18″x 18″ & 20″x20″ floor tom

Очень редко на выступлениях использовалась установка с двумя бас-барабанами 26″.

Джон был щепетилен в выборе малого барабана, в основном играл на стальном Supraphonic 6,5″ и на некоторых выступлениях — Black Beauty 6,5″. Звук бронзовых малых просто ненавидел, считая его недостаточно ярким.

Также для него была важна настройка нижних пластиков на томах, он настраивал их очень высоко и говорил, — «Звук распространяется от верхнего пластика к нижнему, так с чего в итоге будет сочный звук, если резонансный нижний пластик еле слышно?».

Бас-барабан комплектовался пластиками с двух сторон и подзвучивался как спереди, так и сзади. Иногда использовалась фетровая полоска на пластик. Не знаю, откуда пошел слух про алюминиевую фольгу в бас-барабане, это чушь.

Сама идея установки больших размеров служила не для того, чтобы впечатлить или превзойти кого-то, просто он знал, что они хорошо настраиваются и своим пробивным звуком подходят к саунду группы. Джон играл на педали Ludwig Speed King.

И, конечно же, тарелки исключительно Paiste 2002 Series:

15″ Sound Edge Hi-Hat
16″, 18″ Medium Crash
18″, 24″ Ride 38″ Symphonic Gong

другой набор:

15″ Hi-Hat
20″, 24″ Ride
20″, 24″ Crashes

Какие микрофоны?

Для живых выступлений Shure Professional Series, эквивалент сегодняшним SM-57, тогда еще Shure не ввели обозначение моделей цифрами. В студии — C12s, RE 20s. Иногда Джон специально подзвучивал малый и хай-хэт, на большинстве записей звук снимался панорамниками «с воздуха», при этом писались специально там, где акустика хитрая, то на лестнице, то еще где, поэтому барабаны звучат очень интересно.

Ага, ну давай уже мысль напоследок, подытожим.

Расскажу одну историю, в ней весь Джон. Он жил на семейной ферме в маленькой английской деревушке, недалеко от Бирмингема. И хотел построить каменный амбар за фермой. И вместо того, чтобы пригласить рабочих, сам, вместе с отцом, буквально по камню построил шикарный амбар. Он хотел это сделать сам, и мне это в нем очень нравилось.

И несмотря на слухи о замене барабанщика, после его трагической смерти, на Кози Пауэлла [Cozy Powell], Саймона Кирка [Simon Kirke] или Бив Бивана [Bev Bevan], никто и никогда не сможет занять его место в уникальном саунде Led Zeppelin.



ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Я ознакомлен и согласен с Политикой конфиденциальности *